ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»

Сад


ВСТУПЛЕНИЕ


Шампанское

Я понял себя, только выпив шампанского. 1-ое детское воспоминание — удовлетворенность лихого разгрома.

После войны отец еще 5 лет служил в Германии. Он приехал забрать нас с матерью к новенькому месту службы — на ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» Далекий Восток. Собралась родня. Гвардейский офицер демонстрировал шик.

У наших победоносных оккупантов в логове поверженного зверька крышу снесло серьезно. Капитан звенел заслугами, прострелил окно из трофейного пистолета и принудил отпрыска ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» испить стакан шампанского.

Легкий и веселый мир востребовал действий. Я запустил в бабушку броневиком и разбил чашечку. Все подъемное полетело на стол. Гости ловили с вынужденным хохотом. Я командовал дать и повторить ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер». Мама с страхом и экстазом взирала на вернувшегося героя. Отец трудился над бутылкой и смеялся бессердечным армейским хохотом, топорща рыжеватые усы.

Вот с тем я 2-ух с половиной лет от роду обрел память и ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» был активизирован к сознательной мужской жизни. Можно сказать — сначала был праздничек.

Поезд

Местный поезд помнил петлюровские налеты. Вагон был сбит из узеньких досок. В жестяных застекленных фонарях коптили свечки. Вверху дребезжало, понизу лязгало ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер», из окошек дуло. Специфичный запах не был неприятен, но от него падало настроение. Так сквозит послевкусие штатской войны.

Носильщики в Москве носили бляхи и холщовые фартуки. Он продевал ремень в ручки 2-ух ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» чемоданов и вешал их на плечо, а еще два тащил в руках. Трансляция на перроне игралась «Утро красит ласковым светом» и «Москва — Пекин!».

Далее мы ехали в международном вагоне. Отец доплатил ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» к проездным офицерские подъемные. В двухместном купе преобладал голубий бархат, полированное дерево и начищенная латунь. Настольная лампа под абажуром и пепельницы на стенах довершали роскошь. Окно раскрывалось вращением ручки наверху. Оттуда ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» заносило приятным дымком и пылинками сажи.

На два купе располагался душ меж ними!

Курьерский поезд останавливался изредка. Я добивался идти к паровозу. Он был громаден, как двуэтажный дом, страшенно могуч и страшноват ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер». Струйки пара лупили с массивным шипением. Машинист выглядывал высоко вверху. Красноватые колеса с вырезными дольками были выше человека.

Через неделю мы жили как дома. Все перезнакомились, сдружились и прогуливались в гости по интересам. Игрались ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» в шахматы, в карты и домино. Чемодан, положенный на лесенку-скамеечку для залезания наверх, служил огромным столом. Проводник носил чай целый денек. Заходили вереницей идти обедать в вагон-ресторан.

В Слюдянке все ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» раскупали из корзин у бабок омуля жаркого копчения.

Через тоннели над Байкалом ехали целый денек: вдруг тьма, грохот, загорается электричество, и — оп: солнце, денек, море слева, гора справа, хлоп — ничего не ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» видишь.

В некий момент мы распрощались со всеми, вышли, посидели в вокзале, сели в последующий поезд, ничем не приметный, выгрузились из него ночкой, понизу оказался боец, он посодействовал папе опустить вещи в «додж ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» 3/4» и мы поехали в нескончаемый лес.

Полк

Мы жили в крохотном сарайчике с остекленной отдушиной у потолка и тамбуром для тепла. Отец расплел пеньковую веревку и законопатил щели.

Когда ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» с утра он уходил на службу, на середину комнаты выходила мышь. Мы кормили ее хлебными крошками. Позже мышь пропала, и в один прекрасный момент явилась с очередью сереньких горошин следом: привела знакомиться ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» собственных мышат.

Котенок пресек эту идиллию. Мурка выросла, освоила весь лес, с утра провожала отца до КПП, как собака, а вечерами после кино прогуливалась встречать нас к полковому клубу.

Мама устроилась медсестрой ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» в полковую санчасть. Все вольнонаемные должности почище занимались офицерскими супругами.

Деток постарше возили в сельскую школу на «студебеккере». Помладше болтались при матерях, играя служебными предметами. Игрушек не было. Полковая лавка не предугадывала. Игрушки ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» копились равномерно, из отпускных и командировочных подарков.

Дежуря по полку, отец брал меня снимать пробу в столовую, — все так делали. Дежурному снимали из котла чего лучше, естественно. Тогда — в отдельном полку отлично кормили! Не ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» крали, что ли? Правда, это были нормы, приравненные к районам Последнего Севера.

В столовой висел плакат: приятное пособие по прицеливанию. Мушка ставилась среди прицельной планки верхними краями вровень, и подводилась снизу под ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» яблочко цели. Я просил прочитать буковкы: задержав дыхание на выдохе, спуск тянуть плавненько. Вот этот плакат из полковой столовой остался моей стрелковой подготовкой на всю жизнь.

Весь транспорт был южноамериканский: «студебеккеры», «доджи ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»», «виллисы» и большие амфибии под кличкой «мотовесло». На «мотовесле» офицерские семьи ездили по воскресеньям летом за речку: гульнуть.

Связь

На 2-ой денек доставлялась окружная газета. На 3-ий — «Красная Звезда» и «Правда ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»». На 4-ый — другие центральные.

Журнальчик «Огонек» доставался нам затрепанной месячной давности. Из полковой библиотеки он брался поначалу командиром полка, потом замполитом, начштаба, и дальше вниз по субординации.

Слово «телевизор» было ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» непонятно.

Кто покультурнее — вывезли из Германии ламповые приемники, малогабаритные, как посылочный ящик. Они ловили анонсы и музыку. Письмо «авиа» шло с западной Украины две недели. Раз в год отец звонил в Ленинград поздравить свою ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» маму с деньком рождения. Он накрывался с головой одеялом и командирским голосом кричал в полевой телефон на весь лес:

— Обушок!!! Обушок!!! Георгин дай мне! Г-е-о-р-г-и ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»-н!!! Да! Георгин? Георгин?!!! Я спрашиваю — георгин, это ты???!!! Стрелу дай мне! Что? А?! С-т-р-е-л-у!!! Стрелу, твою мама!!! Стрела, твоя мама!!! Да! Да!!!!! Карниз дай! Соедини меня с ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» карнизом!! Кар-низ!! Передаю: кортик, азия, роман, николай, иван, зоя! Да! Что означает нет связи???!!! Я устрою для тебя этот контакт так вставят!!! Вот так! Кортик? Кортик?!!! Как карниз???!!! Да, да, не ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» смей разъединять!!!!! Карниз, дай ястреба! Ястреба!!! Ты что думаешь, штрафных рот больше нет!!! Я-с-т-р-е-б!!!

Через полчаса, влажный, он сипел без голоса:

— Ленинград? Женщина, К-1-89-90, будьте разлюбезны! Мать, это ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» ты? Поздравляю тебя! Нет, я здоров, обычный глас, просто связь нехорошая!..

В один прекрасный момент трубку дали мне. В потрескивании марсианских далей еле долетал неотличимо крохотный муравьиный глас.

Паек

Отец приволок ящик от ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» танкового ЗИПа. Много лет этот здоровый зеленоватый ларь служил продуктовым шкафом. В него как раз помещался месячный паек.

Крупа гречневая, пшенная, манная. Макароны, рожки, вермишель. Рис, перловка. Все в килограммовых ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» пачках.

Масло сливочное полтора кило, подсолнечное две поллитры. Мясо 5 кило, рыба два, тушенкой и рыбными консервами. Время от времени мясо рубили со склада — из мороженых туш, снятых с глубочайшей заморозки стратегического НЗ. Время ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» от времени осенью рыбу выдавали горбушей либо кетой свежайшего улова, и все солили и мариновали ее в трехлитровых банках.

Два кило сахара. Пачка соли, пакеты перца и лаврового листа.

Сгущенка — два литра ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»! 5 банок, либо одна двухкилограммовая.

Изюм, сухофрукты, кило дешевенького печенья, полкило карамели.

И еще хлеб. Килограммовыми казенными буханками. 10 темного, 6 сероватого и восемь белоснежного. От листа хлебных карточек отрезали квадратик с печатью, и дети ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» шли с ним в продсклад. Хлеб был свежайший из собственной пекарни. Можно было взять полбуханки, тогда кладовщик резал карточку на искосок напополам.

Нет, офицер отдаленных районов жил в голодной стране состоятельно.

Перевод ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»

Переводили нередко. Процедура переезда была отработана. Вся мебель оставалась — КЭЧевская (коммунально-эксплуатационная часть), собственность гарнизона. Стальные кровати, фанерные шкафы, стол и табуреты крепкого дерева, все со штампами.

Вещи укладывались в ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» картонки из-под товаров 40х40х30 см и увязывались бельевой веревкой с перехватами и комфортной ручкой. Десяток таких картонок ставился в «студебеккер», и мы помещались в кабину к водителю, держа кошку.

Даже тыща км ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» делалась за день от двери до двери. Отец изменялся за рулем с водителем, они спали по очереди.

Новые предназначения от раза до раза тянулись к цивилизации. Мы подымалиь даже до уровня райцентра ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» с десятитысячным популяцией. 6 улиц, несколько магазинов, две средние школы — и вокзал. Да Дом культуры и райком партии.

К гадостям цивилизации следует отнести такое изобретение, как детский сад.

^ Детский сад

Самым приметным в ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» детском саду было коллективное сиденье на горшках.

— А Тамара Федоровна гласила, когда девченки посиживают, мальчишкам нельзя входить! — встречал нас в дверцах благовоспитанный хор.

И мальчишки танцевали чечетку, подвывая в темпе баю-бай ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер».

Остальное было тоже не все слава богу. Приказ спать, когда не спится, и вставать, когда заснулось, очень раздражало всех.

На наше несчастье, заведующая прочитала книжку о детском питании. Лучше бы у ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» нас была слепая заведующая. Эта отдала приказ не давать нам пить перед обедом. Потные после прогулки, мы кидались к графину, он был пуст; обед не лез в гортань.

Мы наябедничали родителям, они ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» развили деятельность, заведующую взгрели и она возненавидела подлых малеханьких тварей.

В книжке по закаливанию она прочла, что у деток хороший иммунитет, и прогулки в прохладную погоду им не только лишь не вредят, но ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» благотворны для здоровья. После этого в промозглый морозец нам велено было гулять полтора часа.

Мы гуляли в огороженном загоне. Воспитательницы ушли нагреваться. На детские просьбы дверь не раскрывалась. Девченки стали ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» тихо рыдать. Позже они стали звучно рыдать. Позже собрались под окном и заплакали благим матом!

Воспитательница отворила дверь. Мы кинулись с веселым и оскорбленным криком. Ничего подобного. В наилучших традициях сексорасизма девченок ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» впустили, а мальчишкам отдали приказ гулять далее.

Наше отчаянье стало темным и злостным. Мы собрались в углу забора перед улицей и стали браниться солдатскими словами. Это не помогало, хотя из-за забора раздавались ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» возмущенные дамские голоса.

Тогда и, повинуясь неизвестному импульсу, мы запели. Мы пели самую протестную из песен, которую знали. Самую непоощряемую, хулиганскую и неблагопристойную. Фактически, мы только одну такую и знали.


Цыпленок жареный! Цыпленок пареный ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер»!

Пошел на речку погулять!

Его изловили! Арестовали!

Повелели паспорт показать!! —


надрывались мы что было мочи. Над забором стали подпрыгивать лица. Вдохновенный детский хор за забором на морозе — воспринимался дико.


А ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» он зарыдал!

В брюки накакал!

Пошел на речку их стирать! —


кричали мы как резаные самую неблагопристойную строку. Голоса срывались со гула в хрип. Мы маршировали на месте, очень топая и маша ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер» руками.

Когда цыпленок накакал в радиусе слышимости раз в тридцатый, на крыльцо выскочила заведующая.

— А ну-ка закончите немедля, хулиганы! — заорала она.

Подпрыгивающие над забором лица хохотали.

Мы поддали жару, мы спелись ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер», мы выли, как перепившийся хор Русской Армии:


А он зарыдал!!!

В брюки — накакал!!!


— А ну-ка немедля всем зайти в помещение! — орала заведующая.

Нам уже даже не хотелось в помещение. Мы согрелись. Маршируя и топая ВСТУПЛЕНИЕ - «Мишахерезада / Михаил Веллер», как парадная рота, мы кричали победно:


А он — зарыдал!!!

В брюки — накакал!!!


Мы возвратились в группу в отличном настроении. В первый раз мы ощутили реальную мощь художественного слова.




vsya-istoriya-razvitiya-menedzhmenta-bila-svyazana-s-dvumya-podhodami-k-upravleniyu.html
vsya-pokrivaet-protoierej-evgenij-shestun.html
vsya-pravda-o-meri-i-bonitte-37-glava.html